А в это время, в голубом вагончике

В 2016 году я ездила в Перу. Основной целью был, конечно, Мачу Пикчу, и я там побывала, и он меня поразил. Кстати, первое, что объяснил нам гид — это как произносится Мачу Пикчу — с буквой «к». А без «к» получается совсем другое слово, относящееся к мужской анатомии.

Поездку готовили друзья, и я заранее почти ничего не читала о стране. Теперь хотелось бы поехать еще раз и посмотреть то, чего не увидела в первый — кроме Мачу Пикчу в Перу есть и другие очень достойные внимания места. Например, Арекипа — белый город, второй по величине город Перу. О нем мне, уже после поездки, рассказала замечательная Наташа Дудкина (автор и исполнитель песен, человек многих талантов, с недавних пор она еще и фарфор расписывает). 

Или радужные горы, к которым тяжело добраться, но очень бы хотелось — от одних картинок захватывает дух. Природа удивляет круче всех, и никакие фотошопы ее не переплюнут (к счастью).

https://images.app.goo.gl/Kx5etmtp33S5ug47A

Но пять лет назад маршрут у нас был почти стандартный — перелет в Куско, с пересадкой в Лиме, из Куско радиальная поездка в долину храмов.

В Куско у нас был гид с романтическим именем Валентин, очень знающий и патриотичный. Он сравнил меня с Кукой — в которую, по одной из легенд, влюбился король инков, и очень плакал, когда она умерла. Валентин Цитировал Эйнштейна: ‘воображение важнее знания’.

Рассказывал, что все работают на благо общества, натуральный обмен и на себя.

потом переезд автобусом в Urubamba, ночевка там же, и поездом, в пять утра, до 104 км. Потом с семи утра до трех часов дня пешком, по горам, до Солнечных ворот Мачу Пикчу. Там краткое любование открывшимися видами, автобусом вниз, в Аквакалиенте (очень нравится это название, произносишь и капельки воды звенят на языке). На следующее утро — (или не утро, в четыре утра) первым автобусом наверх, встречать рассвет в Мачу Пикчу, увидеть его почти пустым, почувствовать его магию. Совершенно другое ощущение, чем накануне, когда спускались к городу сверху, от Солнечных ворот.

Дальше — возвращение поездом в Куско, оттуда восемь часов машиной на Амазонку на два дня — это было большой ошибкой. Дорога — серпантин, щебенка. Душно, окна открыть — пыль, а кондиционер в нашем минивэне не работал. Вернее, он включился, усилиями одного из участников поездки, и, мгновенно, почти этого участника отключил — обдал нас белой пылью. Выяснилось, что фреон в кондиционере мутировал во что-то другое. Потом, конечно, все это забылось — экзотические бабочки, попугаи и птицы; древние лодки с шестом, на которых мы плавали на затерянном в джунглях маленьком озере, вблизи наблюдая этих диковинных птиц. Мне особенно запомнились гаоцины (hoatzin).

Опять возвращение в Куско, Мы все время были там проездом, и я очень жалела об этом. Прошлась под мелким дождем по полупустынным улицам, купила в аптеке алоэ гель, от укусов амазонских гнусов. Ужинали мы в очень вкусном ресторане, сидели во внутреннем дворике гостиницы, где он находился, в окружении очень затейливых инсталляций.

После этого на два дня вернулись в Лиму, и оттуда улетели домой. В Лиме мы, кстати, попали на их знаменитый ежегодный кулинарный фестиваль. Растянутый на километр или больше в длину ряд павильонов, уставленных палатками с очень вкусной и разнообразной едой. Мне больше всего понравилось севиче и какой-то перуанский морской суп, уже не помню из чего.

Перечитала — не очень, наверное, стандартный маршрут:) Я во время поездки писала короткие зарисовки, если кому-то интересно, их можно прочесть на моей ФБ странице, под хэштэгом #перомоперу.

Тогда не дошли руки, а очень хотелось рассказать о поездке на поезде. Вернее, их было две — первая до полустанка, куда мы ехали два часа, и откуда шли до Мачу Пикчу. И вторая, на обратном пути — от Аквакалиенте в Куско.

По дороге в Мачу Пикчу мы ехали вместе с местными людьми, в обычном вагоне. Мы тогда еще не подозревали, что бывает и необычный поезд. Очень хотелось спать, и я проспала большую часть пути, поэтому особо ничего не помню, кроме того, что местные жители доставали съестные припасы, раскладывали и ели их на столиках. Это было очень похоже на поездку на юг из моего детства, в плацкартном вагоне. Только в перуанском поезде не было полок, а были кресла, с мягкими сидениями, и столик посередине. И когда мы сошли с поезда в семь утра и начали восхождение к городу инков, мы еще часа два-три все время видели поезд (они ходят часто), слышали стук его колес в ущелье внизу. Идти пешком было долго, и один из участников похода все время сетовал, что мы не доехали поездом до самого Аквакалиенте, и повторял: «а в это время, в голубом вагончике вкусно кормят».

На обратном пути мы ехали в туристическом поезде. Он был роскошен — крыша в вагоне стеклянная, панорамные окна, вид на проносящиеся мимо красоты почти 360 градусов, мягкие кресла с высокими спинками и подголовниками. Проводники, похожие на стюардов в самолете — женщины на каблуках и в костюмах, темно синих с ярким красным шарфиком и в пилоточке. Но не это меня поразило. Этот поезд был каким-то другим миром. За три часа поездки мы увидели нищету, цирк, фокусы, показ моды и «duty free shopping», и все это «не отходя от кассы», в смысле — кресла.

Все смены действий происходили без всякого предупреждения, и заставали меня врасплох. Порядок я сейчас не помню, но, по моему, первым в наш вагон ворвался акробат в очень колоритном костюме и маске, закрывающей лицо. Это был перуанский фольклорный персонаж, он скакал, танцевал и задирал пассажиров под задорно-тягучую местную музыку. Вид у него был немного пугающий. Не успели мы выдохнуть, как поезд вдруг остановился. Казалось, что кто-то нажал стоп кран, и я вполне допускаю, что так оно и было. К нашему вагону подошли двое маленьких мальчишек лет шести-восьми.

Проводники вынесли им соки, не выпитые пассажирами, какие-то остатки обеда… Неподалёку стояла сгорбленная сухонькая старушка, с длинным крючковатым носом и букетиком цветов в руках. Цветы были нежные, сиренево-розовые. Что-то между нарциссами и лилиями. Продавала она эти цветы? Или имела отношение к мальчикам? Или её просто нарисовал там какой-то художник, для полной абсурдности картины? Старушка не была плодом моего воображения, хотя воображение мое уже не справлялось с реальностью происходящего. Контраст между комфортом и ‘буржуйностью’ поезда и нищими местными жителями за окном просто не совмещался а моей голове в одну картинку. И сюрреалистичность происходящего усугублялась тем, что было совершенно не понятно, как бабушка и мальчишки туда попали? Поезд стоял вдоль земляного откоса, идущего в гору, заросшего каким-то кустарником. Расстояние между поездом и откосом было меньше метра. Я никак не могла понять, как они проникли к поезду. Ни тропинки, ни просвета в кустах видно не было. Мальчишки ладно — они везде проникнут, но бабушка? Точно из другой реальности.

Пересмотрела фотографии — точно другая реальность: теперь вижу, что на фото совсем не старушка, а мужчина, очень сгорбленный, но совсем не старый. Цветы и одежда сбили меня с толку.

Позже проводники демонстрировали модные местные вещи — свитера из шерсти ламы, платки. Это было частью их работы. Переодевались они, видимо, в туалете.

Это поездка и пять лет спустя помнится  очень ярко и в деталях. Как здорово, что в моей жизни были, и надеюсь еще будут, такие интересные путешествия.