«Во всем важна одновременность, чтобы не создавать очередей» (с)

Для меня за прошедшую неделю Время приобрело несколько новых измерений. вневременность, мгновенность и растянутость одновременно. Пытаюсь вспомнить свои ощущения 4 дня назад и кажется это было месяц назад, или два, или год? Давно. Все что было вчера, было давно. Жизнь при этом замедлилась, заземлилась, приобрела глубину и стали различимы оттенки.

Конечно, оттенки присутствовали всегда, но мы пробегали мимо, мы отмечали фон, фиксировали его на телефоны, фейсбуки, твиттеры, инстаграмы и бежали вперёд, не всегда точно зная зачем и что нас там ждёт. Скорость пьянит, будоражит, и, главное, придаёт смысл данной минуте, если о следующей минуте не думать.

И вот мы оказались наедине с собой, со своими семьями, неосуществлёнными планами, отменёнными поездками, нас остановили на полном скаку. Сначала — неверие, шок, недоумение, отрицание. Потом адаптация — и это счастье, что человек умеет так быстро приспосабливаться к новой реальности; если выхода нет — инстинкты срабатывают довольно быстро и четко.

И вот мы гуляем в парках, готовим дома, радуемся, что можно пообщаться с друзьями на zoom митинге и также попасть на класс йоги.

Я очень благодарна этой нашей выживаемости, оптимизму, творческому потенциалу. Желанию помочь и поддержать друг друга, Новым идеям, которые рождаются на лету.

За последние 4 дня мы с детьми два раза вместе смотрели кино, все гуляли в парке — по очереди, больше всех повезло нашей собаке, ее каждый гуляющий берет с собой. Вчера вместе обедали и ужинали (рекорд, раньше это происходило по праздникам или после моих долгих уговоров/огорчений). Причём ужин приготовили сыновья, «Дети, идите кушать» — позвали они нас с мужем и дочку.

Нас разбудили, встряхнули, приставили зеркало и сказали «смотри! Смотри внимательно, торопиться некуда, разберись что важно, что ерунда, что необходимо, а что не стоит и 5 минут твоего драгоценного времени. Не бойся. Бежать некуда. Вдохни. Выдохни. Просто живи».

Тест на человечность

Две недели назад я говорила друзьям и детям, что средства массовой информации нагнетают панику и сравнивала короновирус с обычным гриппом. Неделю назад, 8 Марта, ещё принимала гостей — мы лепили пельмени, и тема эпидемии прошла пунктиром.

С 9 Марта стала задумываться и читать. Ещё собиралась в музей, в театр, с мужем за город на выходные — у него день рождения завтра.

Только вчера — 14 Марта днём полностью «дошло». Теперь объясняю детям, что собираться у нас пока нельзя. Вытаскиваю всех гулять в парк, предлагаю там же общаться с друзьями. Они называют меня паникершей и считают, что я боюсь.

Я не боюсь. Вспоминаю себя в Киеве, 28 апреля 1986 года — приехала к родителям на неделю, из Казани, где училась в университете. Мы ехали с мамой с вокзала и таксист сказал ‘что-то там в Чернобыле случилось, небольшая авария’- это было через 2 дня после взрыва и никому ничего не говорили. Мама у меня учитель физики, через пару дней на основании слухов, просачивающихся фактов и ее понимания ситуации она послала папу срочно менять мой обратный билет в Казань.

Я была 20 летней — инфантильной (тогда казалось независимой и очень умной), неинформированной, непуганой и упрямой дурой. Гордо рассказывала как я нарушаю мамины запреты открывать форточки и гулять с подружками по улицам, считала маму паникершей и не хотела уезжать из солнечного весеннего предпервомайского Киева. Недовольна была ужасно. Но билет мой поменяли и я уехала.

Через день после моего отъезда, если я правильно помню, людям начали говорить правду. Три недели мама по телефону уговаривала меня пойти провериться ‘на радиацию’. Я продолжала веселиться и рассказывать друзьям в Казани, что вот мама физик и у неё совсем уже паранойя. Через 3 недели, чтобы маму успокоить, пошла провериться. Туфли (единственные нарядные, в которых я гуляла 2 дня по Крещатику) настоятельно порекомендовали выбросить. Это меня удивило и озадачило, немного.

Вы думаете я их выбросила? Любимые, голубые кожаные лодочки с бантиком, на маленьком удобном каблуке? Спрятала глубоко(!) в кладовке.

Фото — из Сирмионе, Италия, озеро Гарда, 10 Марта 2019. Райской красоты место, я проснулась там на рассвете и сняла восходящее солнце. Сейчас в 30 минутах оттуда в госпитале Брескии, и в других госпиталях тоже, врачи решают кого спасать — 40 летнего человека с 2 детьми или 40 летнего без детей, пример частный.

Я это пишу не вышибать слезу, а, может быть, заставить кого-то из тех, кто все еще недооценивает серьезность происходящего, задуматься, и начать делать то, что зависит от нас, чтобы не надо было врачам принимать такие вот решения. Будьте все здоровы.